Не поминайте иммунитет всуе!

Иммунитет«Защитные силы организма» – самый подходящий термин-замена, когда очень хочется произнести слово «иммунитет».

Вообще-то «иммунитет» – понятие более широкое, чем «защитные силы организма», а «защитные силы организма» – это не только иммунитет. Заменять все-таки лучше, так как иммунитет – нечто такое, о чем простому человеку нужно знать, что он есть, и этого достаточно.

Если с защитными силами все относительно просто (сюда относятся барьерная функция кожи и слизистых оболочек; общие сосудистые реакции; адаптивная перестройка метаболизма; часть иммунитета, в том числе воспаление как таковое; защитные антитела и др.), то с иммунитетом в широком смысле все очень сложно. Парадокс состоит в том, что, чем глубже и подробнее мы вникаем в суть иммунитета, тем все больше и больше отдаляется во времени тот момент, когда мы начнем иммунитетом УПРАВЛЯТЬ.

Почему так?

Ответ в одну фразу или абзац не уложится. Повествование придется расширить.

Сначала мы думали, что есть только иммунные клетки T- и B-лимфоциты (лимфоциты – это определенный вид белых клеток крови). Потом среди T-лимфоцитов обнаружились T-хелперы и T-суппрессоры, т.е. те, которые соответственно подстегивают или подавляют другие T-лимфоциты. Далее один за другим начали выявляться цитокины и интерлейкины (химические агенты с различными функциями, в том числе с функцией передачи информации с T-лимфоцитов на B-лимфоциты). Их оказалось без малого полсотни. Гигантом с обилием функций среди них проявил себя знаменитый ФНО – фактор некроза опухолей. Тут же объявились клетки NK (естественные киллеры). Потом обнаружилось участие в иммунитете эритроцитов. Заявили о себе клетки стромы костного мозга, селезенки и лимфатических узлов (строма – это сетчатая клеточная структура, образующая каркас, в котором фиксируются активные и растущие основные клетки упомянутых органов). И т.д., и т.д.

Своя история у B-лимфоцитов: они созревают и обосновываются в лимфатических узлах и селезенке, далее ждут команды, чтобы вступить в фазу преобразований, превратиться в плазматические клетки, способные синтезировать полноценные антитела (кстати, незрелые антитела тоже имеют определенное значение).

Вот и специфические антитела вышли на арену. Антитела – это синтезируемые организмом белковые структуры, способные связывать конкретные антигены – инородные агенты, пришедшие извне, и внутренний отработанный материал, подлежащий удалению из организма.

Антигенов – миллион (миллион – образно; на самом деле их намного больше). Соответственно, антител столько же. Таким образом, организм – иммунная система человека – единовременно контролирует миллионы антигенов. Навстречу антигенам всегда выступают антитела. Причем иммунная система сохраняет память о каждом соприкосновении с антигеном (здесь уместно вспомнить вакцинацию), и иммунная память – еще один непостижимый объект.

Надо учесть, что все перечисленное и масса других связанных с работой иммунитета процессов протекают в каждый отдельный момент времени в тесной четко подогнанной сцепке. Не дай бог, пошатнуть здесь хоть один винтик!

Однако это еще не исчерпывает тему. Часть тканей в теле человека его собственной иммунной системой расценивается как инородное тело (внутренние среды глаз, синовиальные оболочки – внутренняя выстилка суставов и др.). В период внутриутробного развития по отношению к ним формируется так называемая иммунологическая толерантность – иммунная система эти ткани лишь терпит, т.е. работают определенные сдерживающие механизмы, которые не позволяют иммунитету разрушить органы (к примерам патологии, т.е. когда сдерживающие механизмы срываются, относится симпатическое воспаление: в случае грубого нарушения целостности глазного яблока при травме, если невозможно быстрое восстановление органа, требуется немедленное его удаление, потому что промедление чревато развитием воспалительной реакции в здоровом глазу – иммунитет проконтактирует с антигенами поврежденного глаза и уничтожит второй единственный оставшийся глаз; иммунитет ведет себя агрессивно по отношению к собственным органам и тканям при целом ряде ревматических болезней).

Таким образом, кроме прочего, иммунитет – это система, которая САМОСТОЯТЕЛЬНО ежесекундно оперирует информацией об огромном количестве иммунных реакций, используя в качестве инструментов соответствующие антитела и участвующие в этих реакциях клетки. Более того, регулировка происходит со знаком «+» и со знаком «–», и эта регулировка должна осуществляться так, чтобы не включилась агрессия против собственных тканей организма.

Впору позавидовать коллегам, которые с той же легкостью, с которой назначают витамины, «лечат иммунитет» (впрочем, и витамины часто назначают для «поднятия иммунитета», что лишено всякого смысла). Наверное, доктору в это время кажется, что он супержонглер-полуволшебник, способный удерживать в воздухе одновременно все шарики, которые подвезли на двух грузовиках, и его шарики всегда летают в паре: беленький рядом с красненьким; ему ничего не стоит заставить шарики летать повыше или пониже.

При этом как-то забывается, что, «усиливая иммунитет», можно усилить положительные влияния, и, «усиливая иммунитет», можно усилить отрицательные влияния. Знать бы еще, на какую клавишу при этом нажимаем, на какое из необъятного спектра иммунных преобразований происходит воздействие. По закону подлости изменится именно та реакция, о которой никто даже и не помышлял. Например, мы хотим «усилить» 386578-ю реакцию, а «усилится» 602482-я, да еще и не усилится вовсе, а притормозится за счет активации суппрессоров. Представить себе, что получится на выходе, невозможно, как бы мы этого не хотели.

Повторимся: управлять такой махиной, все равно что жонглировать миллионом шариков – лучше за это не браться. Давно замечено, что чем больше доктор осведомлен об иммунитете, тем реже и с большей опаской он прибегает к помощи так называемых иммуномодуляторов (а чаще вообще не прибегает). На сегодняшний день нам пока удается эффективно лишь подавлять иммунитет, причем даже не иммунитет в целом, а часть этой удивительной системы – воспалительную реакцию (аутоиммунное воспаление, т.е. иммунное повреждение собственных тканей, или хроническое микробное воспаление, как при неблагоприятно протекающем обострении хронического бронхита, например). Мы можем воздействовать и на соответствующие клетки лекарствами-цитостатиками. В обоих случаях мера вынужденная, палка о двух концах, но к ней приходится прибегать. Разбираться во всех этих сложностях – удел специалистов.

С энергией, достойной другого применения, сплошь и рядом люди самостоятельно или по рекомендации врачей рьяно и с удовольствием свой иммунитет подавляют. Воспалительная реакция в ответ на внедрение возбудителя инфекционной болезни – часть нормального иммунного ответа. Если такое (не аутоиммунное!) воспаление бездумно, но активно, подавлять противовоспалительными средствами, то естественная иммунная реакция пойдет вкривь и вкось; скорее всего, разовьются осложнения. Следовательно, противовоспалительные и жаропонижающие средства по определению – ПРОТИВОвоспалительные – являются иммунодепрессантами. Понятно, что при очень высокой температуре или головной боли какое-то обезболивающее принять необходимо. Однако при нетяжелом недомогании, умеренном повышении температуры тела противовоспалительные средства глушат иммунитет. Еще больший парадокс наблюдается, когда человек 3 раза в день принимает противовоспалительное жаропонижающее средство и одновременно регулярно глотает какие-нибудь таблетки, «повышающие иммунитет» (т.е. одним лекарством явно давит на иммунитет, другим пытается его «приподнять»). Объяснить это разумным образом нет никакой возможности. Благо, что иммунитет – крепкий орешек, и человек, в конце концов, выздоравливает.

Вот так обстоят дела с Иммунитетом, поэтому… не надо прибегать к этому гордому термину по поводу и без повода.

Врач Демичев С.В.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>