Многое объясняет и ставит массу вопросов – гастроптоз

Гастроптоз Рис 3Есть состояния, которые стоят на границе между нормой и патологией. Гастроптоз – одно из них: есть гастроптоз и есть симптомы – патология, есть гастроптоз и нет симптомов – норма. Давно собирался поделиться информацией о гастроптозе. Таких больных не мало.

Неосведомленность

Не каждый активно практикующий врач немедленно согласится c тем, что у 70% гастроэнтерологических больных с симптоматикой «желудочной диспепсии» или «функциональной диспепсии» при эндоскопическом обследовании верхних отделов желудочно-кишечного тракта никаких существенных патологических признаков найти не удается. Тем не менее это – установленный факт, хоть и из западных источников. Положа руку на сердце, можно было бы и нам назвать аналогичную цифру, но логику подводит тот факт, что почти всем таким больным – с диспепсией, но в отсутствие существенных визуальных изменений, мы назначаем противоязвенное лечение, да еще и эрадикационную терапию (если есть намек на инфицированность H. pylori).

Однако как-то не лежит душа принимать тактику поголовного лечения от язвы, когда даже гастрита нет…

В чем же загвоздка и пути в решении проблемы хотя бы в части случаев?

Во-первых, необходимо помнить, что существует целый список болезней, которые относятся к категории «функциональные расстройства». При них, как бы мы ни старались, никаких морфологических признаков, которые могли бы дать основания для конкретного диагноза типа «язвенной болезни» или чего-то в этом роде, выявить не удается.

Однако есть «во-вторых». Смею заверить коллег, что не у всех, но у многих больных, жалующихся на весьма тягостную «желудочную» симптоматику, последняя обусловлена гастроптозом. Не признавать первое или второе – обрекать человека на пустую трату времени, денег, здоровья, хождение по врачам и исследованиям. Довольно часто приходится видеть больных, которые, действительно, теряя уйму сил и ресурсов, ходят по кругу без какой-либо перспективы к улучшению, потому что лечебные меры могут иметь серьезный успех, лишь когда точно установлена истинная причина страдания.

По-видимому, на западе тоже не слишком задумываются о гастроптозе, и все больные такого рода оказываются в одной когорте, которую именуют «функциональная диспепсия».

Понятие

Согласно тому, что написано в «Энциклопедическом словаре медицинских терминов», «Гастроптоз (гастро- + греч. ptosis падение, опущение) – патологическое смещение желудка вниз; развивается, например, вследствие резкого ослабления мышц брюшной стенки, при значительном похудании, после извлечения асцитической жидкости».

С гастроптозом часто сопрягается спланхноптоз (см. ниже), что, в общем-то, вполне понятно, потому что, в частности, толстая кишка фиксируется к желудку желудочно-ободочнокишечной связкой (lig. gastrocolicum), волокна ее соединяют большую кривизну с поперечной ободочной кишкой. Опускается желудок, опускается и поперечная ободочная кишка.

Эпидемиология, распространенность

При всем при том о частоте и распространенности гастроптоза судить по литературным данным бессмысленно, так как, во-первых, гастроптоз как причина страданий человека, редко когда вообще рассматривается: мало кому из коллег приходит в голову идея выявлять опущение желудка. Не выявили – значит нет проблемы. Одним словом, неосведомленность – главное препятствие.

С другой стороны, не все гастроптозы дают симптоматику. Естественно, никто не поставит перед собой задачу выявлять болезнь, которой, фактически, не существует. Да, и нет особой необходимости в выявлении бессимптомного гастроптоза.

Третий аспект вполне себе обычный: есть немало больных с резко выраженным опущением желудка, имеющих клинику и благополучно плюющих на дискомфорт – авось, само пройдет.

Актуальность проблемы

Судить об актуальности проблемы можно только на основании лично­го опыта. Так и получается: если демонстрируешь кому-нибудь из коллег больного с резко выраженным гастроптозом, видишь реакцию двух типов: либо истинный интерес и удивление, что такое возможно; либо скепсис и отрицание значимости. Последний вариант отбросим как, мягко выражаясь, неглубокомысленный и контрпродуктивный.

Контрпродуктивный, еще и потому, что доктор лишается шанса увидеть яркие эмоции больной, которая, рассматривая собственные рентгеновские снимки, выражает неподдельное изумление. Эффект усиливается, если предварительно с помощью картинки в книге или Интернета раскрыть ей, как выглядит нормальная топография органа.

Эмоции эмоциями, но главное, естественно, медицинские аспекты – возможность выявлением анатомо-физиологических особенностей объяснить симптоматику больного/больной. Иногда, взглянув на снимок, человек сам приходит к разгадке клинического ребуса, например, одна больная воскликнула: «Так вот почему у меня после еды внизу живот увеличивается, как будто от ребеночка!» Действительно, в ее случае законтрастированный желудок – без малейшего преувеличения – нижним полюсом «лежал на матке».

Для того чтобы облегчить демонстрацию наглядного материала придется немного изменить привычный порядок изложения клинической темы, начать с середины.

Рентгенодиагностика

Для выявления гастроптоза достаточно провести относительно простое исследование – рентгенографию живота с контрастированием желудка сульфатом бария. В случае подтверждения клинического диагноза – гастроптоза – рентгенологической картиной целесообразно повторить снимок через 2 и 6 часов (пассаж бария по кишечнику) с тем, чтобы ориентировочно определить топографию тонкой и толстой кишок.

Для начала – схема расположения желудка в норме. Так выглядит топография желудка по отношению к позвоночнику и нижним ребрам (рисунок взят из Интернета, немного изменен):

Схема расположения желудка в норме

Рис. 1. В норме нижняя граница желудка расположена на уровне тела 2-го или 3-го поясничного позвонка.
Переход желудка в двенадцатиперстную кишку – чуть выше.

В рассматриваемом аспекте не столь важно, с какого уровня орган начинается. Главное – где его нижний полюс.

При развитии гастроптоза желудок, удлиняясь, уходит вниз, но двенадцатиперстная кишка в любом случае остается на месте. За счет этого изменяется анатомическое соотношение органов – не далеко до развития функциональных нарушений. На рисунке 2 – гастроптоз II-III степени (ближе к III ст.).

Гастроптоз II-III степени

Рис. 2. Нижний полюс желудка явно не на уровне верхних поясничных позвонков.
Здесь он ниже уровня гребней подвздошных костей и даже ниже сочленения L5-S1
(градация по степеням выраженности гастроптоза происходит по линии,
соединяющей вершины гребней подвздошных костей: ниже линии – третья степень,
на линии – вторая, выше – первая).

Инструментальная диагностика гастроптоза – самый впечатляющий раздел в данной теме. Действительно, ничем слишком уж поразительным не отличаются ни клиника – клиника гастрита, язвенной болезни или функциональной диспепсии; ни медикаментозное лечение – таблетками анатомические нарушения не компенсируешь. Остается одно – наслаждаться процессом установления диагноза, тем более что визуальный ряд впечатляет.

Итак, гастроптоз III степени:

Гастроптоз III степени

Рис. 3. Гастроптоз III ст. Тень желудка намного ниже гребней, опускается «ниже копчика»
(чтобы не впасть в заблуждение с топографией, следует учитывать особенность хода рентгеновских лучей:
покидая трубку, они расходятся как бы веером, поэтому возникает некий оптический обман,
будто желудок «уходит» в малый таз, но на самом деле этого не происходит).
Тем не менее здесь никто не будет спорить, что нижняя граница желудка располагается предельно низко.

Еще один пример далеко зашедшего гастроптоза. Надеяться на то, что такое опущение и расслабление желудка останется бессимптомным сложно:

Гастроптоз III степени

Рис. 4. Гастроптоз III ст. (тот самый случай «…как будто от ребеночка!»).

Соответственно, очень низко расположенная вся тонкая кишка – снимок сделан вскоре после заполнения желудка контрастом:

Гастроптоз III степени

Рис. 5. Гастроптоз III ст. Контраст начал перемещаться в тонкую кишку
(это происходит почти сразу после приема дозы сульфата бария,
т.к. контраст давался не натощак, а на фоне продолжавшегося пищеварения).
Видно, что тонкая кишка сильно опущена.

Это означает, что и брыжейка тонкой кишки максимально растянута, причем растянута, но не пережимает начальные отделы, и намека на кишечную непроходимость нет, хотя ее можно было бы ожидать (как это происходит при переполнении тонкой кишки после длительного голодания).

Имеет значение и то, что поперечная ободочная кишка соединяется с желудком желудочно-ободочнокишечной связкой, поэтому с опущением желудка вниз уходит также и толстая кишка. Это хорошо видно на следующем снимке:

Гастроптоз III степени

Рис. 6. Гастроптоз III ст. Снимок через 4-5 часов после приема сульфата бария.
Тень желудка намного ниже гребней – контуры его лишь угадываются. Важно, что и тонкая кишка
(нагромождение контраста в середине), и вся толстая кишка (с ее гаустрами)
распластались по краю входа в малый таз.

Дополнительная иллюстрация низкого расположения тонкой кишки у больной с гастроптозом:

Гастроптоз III степени

Рис. 7. Гастроптоз III ст. Снимки сразу и примерно через час после приема сульфата бария.
Тень желудка ниже гребней подвздошных костей.
Видно, что частично законтрастированная тонкая кишка так же,
как и желудок, находится очень низко.

Необходимо подчеркнуть, что место перехода желудка в двенадцатиперстную кишку (точнее начало двенадцатиперстной кишки) расположено мезоперитонеально, ограниченно подвижно и смещается только в боковых направлениях, но не вверх-вниз (!).

Гастроптоз III степени

Рис. 8. Гастроптоз III ст. Отчетливо виден переход содержимого желудка в двенадцатиперстную кишку.
Место перехода желудка в кишку фиксировано. Желудку приходится каждую порцию содержимого приподнимать
и переваливать как бы «через бортик».

Еще одна (более наглядная) демонстрация степени опущения поперечной ободочной кишки, причем последняя явно удлинена:

Гастроптоз III степени

Рис. 9. Гастроптоз III ст. Снимок через несколько часов после приема сульфата бария.
В желудке остаточное количество контраста. Кроме прочего, не может не обратить на себя
внимание выраженный сколиоз поясничного отдела позвоночника.

Клиническая картина

Однозначный список симптомов гастроптоза составить, как ни старайся, не получится, поскольку клиническая картина отличается вариабельностью. Основные проявления, как правило, напоминают гастрит.

Обычно преобладают жалобы на тяжесть в животе непосредственно после еды, причем пальцем больной норовит указать не на эпигастральную область, а на низ живота. Последнее обстоятельство сразу спутывает карты, так как у врача появляется желание заподозрить изменения на уровне нижних отделов кишечника, пообследовать толстую кишку. Ничего плохого в этом нет, тем более органы желудочно-кишечного тракта никогда не расстраиваются поодиночке, но время затягивается, а часть больных просто исчезает, будучи испуганной предложенной колоноскопией.

К «язвенно-гастритической» симптоматике относятся: снижение аппетита, подташнивание, боли в эпигастрии. К желудочным неприятностям следует приплюсовать отрыжки, срыгивания и изжогу. Кое-кто жалуется на «пальпируемую опухоль», «панкреатит», выраженную астению и расстройства стула. Когда все перечисленное стекается в одно русло, жизнь больного (а чаще больной), оказывается невыносимой, и он становится завсегдатаем поликлиники.

Боль в животе – один из симптомов гастроптоза. Ее появление объясняют натяжением связочного аппарата желудка. Если боль монотонная, тянущего характера, по-видимому, действительно, сказывается натяжение и растяжение связок. По мере опорожнения желудка такая боль, синхронная с тяжестью в животе, должна убывать. Однако больные, как правило, описывают одновременно два, а то и три, вида боли. Кроме упомянутой, часто отмечаются волнообразные или ноющие спастические боли. Не исключено, что такие боли обусловлены чрезмерно интенсивной работой мускулатуры желудка. В измененных пространственных условиях (см. ниже) желудок неестественно активен, поскольку содержимое органа не спускается, как с горки, вниз (что происходит в норме) – желудку приходится дополнительно напрягаться, чтобы многократно приподнимать массу вверх и порционно перебрасывать ее в 12-перстную кишку. За счет мощной мышечной деятельности органа такую картину могут довершать и отрыжки, и кислотный рефлюкс, и рвота, и опять-таки чувство тяжести в животе.

Отдельный очень редкий вариант – гастроптоз с одновременным развитием гастропареза. В литературе встречаются единичные описания подобного сочетания (например, здесь). Вот мое наблюдение:

Гастроптоз III степени

Рис. 10. Гастроптоз III ст. Желудок расширен за счет большого количества содержимого,
которое перемешалось с контрастом. Стенки желудка ровные без намека на перистальтическую деятельность.
Газ с гаустрацией выдает также сильно опущенную ободочную кишку. Нельзя не заметить серьезный сколиоз
поясничного отдела позвоночника (см. также далее).

Спастические боли вряд ли следует ожидать при опущенном атоничном желудке. Здесь появляется новая проблема – возможный застой содержимого в желудке с неприятностями, обусловленными этим; впору говорить о парезе желудка с его симптоматикой в виде болей в эпигастрии, тошноты, рвоты, отрыжек с неприятным запахом. Данная больная требовала бы пристального внимания, поскольку функциональное расстройство, наверняка, будет прогрессировать, но она, к сожалению, выпала из поля зрения.

Объективное обследование

Заподозрить гастроптоз можно уже на основании жалоб больной (действительно, почти все пациенты с гастроптозом – женщины): характерно сочетание болей в животе того или иного характера с чувством тяжести после еды и напряжением живота в нижней части. Подозрение еще более усиливается, если пациентка худая и высокого роста.

При осмотре следует обращать внимание на признаки дисморфизма (см. далее) и резкое расширение предположительных границ желудка, которые определяются посредством аускультации с перкуссией: выслушивание проводят фонендоскопом (мембрана, приложена к эпигастрию) при легкой перкусии одним пальцем по передней брюшной стенке с перемещением от эпигастральной области к периферии и вниз (вместо легкой перкуссии можно осуществлять чиркающее движение пальцем по передней брюшной стенке). Громкий звук, воспринимаемый через фонендоскоп, позволяет обозначить ориентировочные границы желудка (такой эффект отчасти обеспечивает газовый пузырь желудка). За пределами органа звук становится менее звучным.

Еще об одном признаке читать не приходилось. При перкуссии в верхней части живота обычно выслушивается тимпанит из-за газов в поперечной ободочной кишке и более тупой звук в нижней части, особенно левее. Если у больной выраженный гастроптоз, соотношение меняется на противоположное: тупой звук вверху и тимпанит в гипогастрии (скромно назовем это «симптомом Демичева»). Если задаться целью, можно пойти еще дальше: объяснить, почему человек жалуется на вздутие живота, а представленность «газов в животе» весьма скромная – только в гипогастрии и чуть-чуть в правой подвздошной области.  Например, в случае с больными, снимки которых представлены на рисунках, все очевидно: в верхних отделах живота нет ни одного газового просветления, если не считать весьма скромные газовые пузыри в желудках.

Поскольку с гастроптозом неизменно сопряжено изменение конфигурации толстой кишки (спланхноптоз), больные часто предъявляют жалобы на расстройства стула (обычно запоры), упомянутое ранее вздутие живота и повышенное отхождение газов.

В литературе описывают психастенические симптомы, но акцентировать на них внимание не стόит. Психастения не слишком характерна и вряд ли чем-то отличается по представленности в других популяциях.

Этиология и патогенез

При знакомстве с литературой создается впечатление, что вопрос об этиологии и патогенезе гастро- и спланхноптоза обсуждается мало. Точнее, о причине говорят, но как-то вскользь и одинаково, поэтому поучаствуем в дискуссии.

Ранее приводилось определение из «Энциклопедического словаря медицинских терминов», в котором указывается на происхождение гастроптоза. Однако определение явно ограниченное: «…развивается, например, вследствие резкого ослабления мышц брюшной стенки, при значительном похудании, после извлечения асцитической жидкости».

Прошло большое число больных с доказанным гастроптозом и клиникой, с ним связанной, без намека на асцит, точнее из этой когорты с асцитом не было ни одного больного. Многие из осмотренных больных не только не отличаются «резкой ослабленностью мышц брюшной стенки», наоборот, вполне физически развиты и занимаются фитнесом. Хотя нельзя не признать, что почти все пациенты с гастроптозом отличались худобой. Да, недостаток жира в брюшной полости в основном в брыжейке – один из факторов, сопутствующих опущению желудка. Тем не менее на первое место я бы поставил не ослабление передней брюшной стенки и худобу, а первичную мезенхимальную недостаточность, т.е. генетическую дефектность и недостаточность соединительной ткани.

Мезенхимальная недостаточность – это отдельная тема. В приложении к гастроптозу важно, что данное состояние сопряжено со слабостью соединительнотканных структур. У больных отмечается гипермобильность суставов, некоторая удлиненность конечностей (в частности пальцев рук), плоскостопие, те или иные проявления дисморфизма (высокое небо, измененный прикус, сколиоз и пр.), хотя о явном марфанизме говорить не приходится.

Мезенхимальную недостаточность разумно поставить на первое место. Следовательно, в диагностике гастроптоза очень важный момент – первый взгляд на больного. Типичный больной высокого роста, худой, с пальцами рук длиннее, чем у доктора (если сопоставим рост, можно приложить «ладошку к ладошке»). Дальнейший осмотр обычно выявляет другие проявления: больной/больная легко приводит большой палец к предплечью, сцепливает руки за спиной между лопатками, при наклоне достает пола всей ладонью и т.п.

Обращают на себя внимание продольное и поперечное плоскостопие, сколиозы, иногда воронкообразная деформация грудной клетки. Кстати, на большинстве из представленных снимков сколиозы позвоночника отчетливо прослеживаются. Это далеко не случайность: сколиоз – одно из типичных проявлений врожденной мезенхимальной недостаточности.

Мезенхимальную недостаточность (врожденную недостаточность соединительной ткани) считаю главной причиной гастро- и спланхноптоза.

В связи с этим нельзя не выразить большое сомнение в отношении того, что гастроптоз может возникнуть после откачивания асцита или в результате любого другого «ослабления передней брюшной стенки». Буду признателен, если кто-нибудь объяснит, почему у человека должен развиться гастроптоз из-за асцита, если до момента начала накопления транссудата в брюшной полости гастроптоза не было. По моему убеждению, сформированный и откачанный асцит не может спровоцировать гастроптоз, т.е. удлинение связок желудка: не так уж просто связки сделать длиннее в несколько раз. Более того, в асцитической жидкости органы находятся в невесомости, а содержащая газ толстая кишка, со всей очевидностью, к тому же приобретает дополнительную плавучесть. В момент выведения жидкости, даже лишившись поддержки со стороны дряблой передней брюшной стенки, связки желудка вдруг не растянутся.

Вкрадывается мысль, что положение о том, что «дряблая передняя брюшная стенка» сопряжена с гастроптозом или является его главной причиной, просто-напросто бездумно переписывается из одной работы в другую и даже внедрилось в определение, пропечатанное в «Энциклопедическом словаре медицинских терминов».

Однако по-настоящему реальной причиной гастроптоза следует признать длительно существующий гастропарез или механическую обструкцию на уровне выходного отдела желудка или двенадцатиперстной кишки, но опять-таки, скорее всего, только при наличии врожденной мезенхимальной недостаточности. В этом случае опущение желудка возможно в результате постоянного переполнения органа, как это наблюдается у больной, снимок которой представлен на рис. 10. Соединительная ткань у нее также явно неполноценна – на это указывает сколиоз. Желудок гипотоничен, без перистальтики, растянут огромным количеством содержимого (исследование с контрастом сделано без какой-либо подготовки).

Лечение

Понятно, что генетический дефект соединительной ткани ликвидировать терапией невозможно. Приходится рассчитывать на коррекцию факторов менее экзотических.

Во всех источниках в качестве консервативного лечения предлагается тренировка брюшного пресса. Можно еще раз повторить, что это рекомендация сомнительного свойства, хотя ничего плохого в ней нет. Факт остается фактом, большинство из числа страдающих гастроптозом не имеет «дряблых животов», а многие физически весьма активны.

В отношении чрезмерно худых пациентов (а большинство таковыми являются), с дефицитом массы тела действенной рекомендацией следует считать совет поправиться. Как только брыжейки кишечника наполнятся хоть каким-нибудь количеством жира, у кишок и желудка появится опора. С изменением анатомических соотношений можно ожидать улучшение функций.

Раскрытие перед типичной больной столь неожиданных карт для нее станет еще одним поводом изумиться. Несколько счастливых моментов, связанных с осознанием, что патология, мучившая годы, разгадана, сменяется растерянностью, граничащей с возмущением: «Как так, поправиться?!» Действительно, как, если она несколько лет соблюдала диеты, чтобы – не дай бог – масса тела не превысила какие-то минимальные пределы!

Однако доктора придется послушаться, так как следующий пункт из списка действенных методов лечения – гастропексия. Гастропексию в настоящее время производят малоинвазивно, эндоскопически и вполне успешно, но согласно информации большинства авторов, часто наблюдаются рецидивы. В связи с этим операцию всегда приходится оставлять в резерве.

Щадящий подход – это рекомендации, направленные на изменение образа жизни. Питание должно быть дробным: более частым, малыми порциями. Следует полностью исключить эпизоды с перееданием. Если есть возможность лечь через некоторое время после еды, ей желательно воспользоваться. В положении лежа на правом боку эвакуация из желудка облегчится. Нельзя заниматься физкультурой, бегом сразу после еды, особенно, если физические упражнения вызывают сильный дискомфорт в животе.

Второй подход – симптоматическое лечение (прежде, конечно, нужно убедиться, что симптомы обусловлены именно гастроптозом, а не какой-то другой сопутствующей патологией). К симптоматическому лечению относятся не только применение лекарств, но и сугубо физические воздействия. Например, в случае приступов сильных спастического характера болей в животе, скорее всего, быстрое облегчение принесет переход в коленно-локтевое положение.

Изжога требует применения антацидов или блокаторов протонной помпы. Кстати, в разделе «Лечение» придется снова вспомнить о клинике. Непосредственное влияние гастроптоза на перемещение содержимого на участке желудок – двенадцатиперстная кишка уже обсуждалось, но в отношении некоторых больных имеет значение также опосредованные функционально-анатомические сдвиги – изменение конфигурации дна желудка и, соответственно, пищеводно-желудочного перехода, способность дна желудка к адаптации по отношению к поступающей пищевой массе (как оказывается, адаптивные особенности дна желудка имеют значение с точки зрения симптоматики функциональных расстройств).

Гастроптоз III степени

Рис. 11. Гастроптоз III ст. Фрагмент 3-го рисунка. По контуру газового пузыря желудка видно,
что конфигурация дна по сравнению с нормой изменена.
Будет ли это давать какую-либо симптоматику, заранее неизвестно;
все определяет настоящая клиническая картина.

Такое положение вряд ли благоприятствует правильной работе нижнего пищеводного сфинктера. Не все, но часть больных, предъявляют жалобы на частые отрыжки и изжогу. Так, например, одну больную не молодого, а зрелого возраста, и нормостенического телосложения в связи с тяжелым язвенным эзофагитом пришлось направить на операцию по поводу резко выраженного гастроптоза. Перспективы лечить эзофагит только консервативно были сомнительными.

Таким образом, в связи с возможной недостаточностью пищеводно-желудочного соединения при частых изжогах и отрыжках всем больным с гастроптозом показано эндоскопическое обследование верхних отделов желудочно-кишечного тракта. К счастью, больные почти всегда приходят с давним анамнезом и готовыми результатами ЭГДС.

В рассматриваемой ситуации с эзофагитом может быть актуальным назначение блокаторов протонной помпы, но всегда встает вопрос «На какой срок?» – Срок не определен. Точнее, срок определяется индивидуально и зависит от того, какая тактика будет выбрана в отношении гастроптоза. Круг замкнулся…

К симптоматической терапии следует отнести борьбу с запорами и дисбиозом кишечника, но это повод для специального обсуждения.

Итак, тема гастроптоза не исчерпана. По мере поступления дополнительной информации повествование будет расширено.

Один из выводов:

Простое исследование – рентгенографию живота с контрастированием желудка в вертикальном положении больного – при подозрении на гастроптоз делать необходимо (кстати, никакая компьютерная томография ее не заменит). Рентгенография наверняка объяснит, что происходит с больным, на каком фоне это происходит, но поставит ряд вопросов. Самый главный – Как лечить?

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>